Бокс в реальности

Бокс в реальности

Дано мне тело — что мне делать с ним,
Таким единым и таким моим?
Осип Мандельштам

Странным образом облегчаются условия жизни современного человека по мере его продвижения на пути прогресса. Цивилизация уводит нас все дальше от условий естественной природы, а мы все больше отходим от этих условий в своей адаптации. Если снижение физических нагрузок в жизни всегда являлось самоцелью, то результатом стала почти полная обездвиженность с перерождением и, вообще, атрофией мышц тела. Сейчас, никого не удивит ситуация, когда человек сидит десяток часов за столом, едва двигая пальцами, и это процесс его повседневной работы, но может также быть и процессом отдыха после работы. А природная агрессия человека? Когда-то она помогла ему выжить в его мире. Сейчас ее «просто нет», мы ее отрицаем, как несуществующую, но получили повседневные проявления озлобленности и вандализма, в самых неожиданных местах. А наша адаптация к новым условиям? Она, вдруг, обернулась хроническими заболеваниями и вымиранием человеческого вида.

Одним из направлений коррекции человека и условий его жизни в складывающихся обстоятельствах, должен явиться спорт. Мы уважаем и любим спортсменов. На них приятно смотреть. Их «физика» и психика отработаны так, что легко приспосабливаются, и позволяют, что называется, «естественно вести себя» в большом спектре жизненных ситуаций. Так хотели бы все, но почему-то не каждому дано? Трудно себя заставить «напрячься». И основное напряжение здесь даже не физическое, а психологическое. Есть непреодолимая проблема: «Зачем это мне надо, если можно не делать?», и она останавливает все попытки начать посещение спортивного зала. А «архетипы» нашей психики взывают, требуют нагрузки. Мы приходим на стадион, чтобы посмотреть, как спортсмен пробежит сто метров за десять секунд, хотя на собственном автомобиле преодолеем их за три. А отточенные, бессмысленные движения метателей копья? Они нас восхищают, хотя мы давно уже получаем продовольствие не от охоты с копьем, а через магазин. Но на особом месте и по зрелищности и по воздействию на человеческую природу, находятся единоборства, в котором человек с древних времен реализовал свой «архетип воина». «Архетип воина» — это наш природный стимул, который когда-то выводил мужчин на охоту, заставлял их становиться завоевателями и защитниками. Сейчас он заставляет приходить в спортивный зал и заниматься единоборствами. Учиться защищать и защищаться — основная причина начала этих занятий для большинства.

Единоборства от всех видов спорта отличают два основных признака:

  • непосредственный контакт с одним активно-противодействующим противником;
  • одна между ними неразделимая цель — одержать победу над противником.

Но эти два отличия создают особый класс спортивных состязаний.

Разумеется, контакт допускается в пределах правил. Задача правил, оградить спортсменов от серьезных травм. Это — главное. Десятки и сотни схваток и боев, проводимых спортсменом, не должны приводить его к деградации, а наоборот — выводить его на колею самосовершенствования. Но набор правил, в тоже время, не должен заметно искажать впечатление реального боя, понимание которого заложено в нас природой.

После поездки в очень мирную страну Канаду, в которой нет такой острой необходимости «воевать», возник другой вопрос: «А нужно ли будет наше увлечение единоборствами, нужны ли будут тренеры по единоборствам, если мы обретем такой же мир и покой на улицах как, к примеру, в Канаде?». Ответ на этот вопрос дала статья одного из американских исследователей, Эндрю Суливана, в журнале «Тайм»: «Достаточно ли в вас настоящего мужчины?», — об изменениях в физическом развитии мужчин, в связи с новыми социальными обстоятельствами.

Условно говоря, тело человека можно разделить на «Социальное тело» и «Животное тело». «Социальное тело» — это воплощение норм, запретов и социальных установок. «Животное тело» — это область, где властвуют гормоны и инстинкты. Гормон тестостерон — это тот мужской гормон, который превращает мальчиков в мальчиков еще в утробе матери. Именно из-за него, в процессе развития, их голос становится более глубоким, на теле появляются волосы, мышцы набирают массу. У здоровых мужчин тестостерон вырабатывается в количестве от 260 до 1000 нанограмм на один литр крови. (У женщин эта величина составляет 15-17нг/л) От этой нормы зависит не только мышечная масса и сексуальная активность мужчин, но и общее состояние их здоровья и жизненная активность в целом.

Около четырех миллионов американских мужчин, чьё тело не вырабатывает достаточное количество тестостерона, вынуждены делать инъекции синтетического тестостерона каждые три недели. Но это не решает их проблемы полностью, так как психологический эффект от такой инъекции подобен катанию на «Американских горках»: от взрыва энергии активности в начале, и до слабости и депрессии в конце срока. Альтернативой впрыскивания может служить «тестостерон примочка», которая накладывается на мошонку. Это лучше, так как обеспечивает плавное впитывание тестостерона, но проблемы полностью также не решает. Некоторые врачи рекомендуют просто разогревать это место феном.

Уровень собственного тестостерона начинает у всех снижаться где-то с тридцати лет. Но мужчины среднего возраста, которые сохраняют свой физический вес таким, каким он был в двадцатилетнем возрасте, сохраняют и уровень тестостерона дольше, тогда как мужчины с повышенным весом имеют тенденцию к снижению тестостерона в любом возрасте. Уровень тестостерона поддерживают занятиями спортом. «Перед любым соревнованием уровень тестостерона у участников повышается» — утверждает Алан Буф, исследователь Пенсильванского Государственного университета, — «Это подготавливает участников и увеличивает их шансы на победу» Это относится к любым состязаниям, даже по шахматам, но что существенно, так это значимость состязания, цена победы и поражения. В единоборствах эта цена несравнимо выше, чем в играх, что увеличивает реакцию организма, поэтому регулярные занятия единоборствами могут стать той заменой «примочки тестостерона», которая сохраняет мужскую принадлежность к полу.

Согласно другому исследованию, проводившемуся среди приматов, от которых мы происходим, ведущий в стае самец, в результате регулярных стычек, должен сохранять повышенный уровень тестостерона, сохраняя, тем самым, свои позиции в отношении возможных претендентов на лидерство. В противном случае, он не сможет противостоять нападениям извне, и стая распадется.

Похоже, что для нашей высшей нервной деятельности нужен определенный тип стрессовой нагрузки, причем, так же регулярно, как питание для желудка, или информация для мозга, а полное отсутствие ощущений участия в бою ведет к деградации пола.

Но реальный бой — это всегда подавление, или даже уничтожение противника. Такой бой неприемлем в условиях цивилизации. Попытки решения этого противоречия порождают большое разнообразие сочетаний оберегающих правил и, отсюда, множество видов единоборств.

Самым отработанным, в этом соотношении, набором правил обладает бокс. Первые спортивные правила по боксу были сформулированы больше ста лет назад. Бокс, как олимпийский вид, существует столько же, сколько существуют Олимпийские Игры. Технология подготовки спортсменов здесь тоже наиболее отточена. Если вы, где-нибудь, знакомитесь с человеком, который «занимается боксом», это всегда повод привлечь к нему ваше внимание. Этим проявляется ваш подсознательный интерес и сдерживаемая склонность этому виду занятий.

Удары в боксе, это тот предмет, который больше всего производит впечатление на новичков и зрителей. И это тот, решающий мотив из-за которого человек приходит в зал со словами: «Я хотел бы позаниматься боксом, но только для себя». И в картинке его будущего образа рисуется, как через 2 -3 месяца занятий — из зала выходит плотный, поджарый человек, без лишнего веса, обладающий мощным ударом, и которого больше не мучают те тайные страхи, при виде экстремальных ситуаций, которые изводят его сейчас. Да, этот образ вполне достижим, но времени до него — как минимум, 1.5 — 2 года, плюс настойчивая работа. Формироваться всё будет постепенно: через полгода — базовые элементы техники; через год — нормализуется вес, и появится некоторая жесткость в ударе; еще через полгода — год, самое важное, — необходимая уверенность при выполнении боксерской техники и решительность. А жесткость удара в этом процессе даже не главное.

Можно привести такой пример: в пресловутые девяностые годы, когда в городе бывало действительно опасно, работникам правоохранительных органов тем, которые занимались, в основном, аналитической, «бумажной работой», для обеспечения собственной безопасности, было решено, разрешить носить с собой табельное оружие. Но их безопасность от этого только ухудшилась, так как «на улице» у них стали это оружие отбирать «криминальные элементы».

Есть понятие: «уметь выполнять», а есть понятие: «уметь применять», и эти понятия «слегка» разные по смыслу. Часто «новички», которые уже научились выполнять некоторые удары перед зеркалом и «на мешках», не могут так же легко ударить по подставленной для удара перчатке партнёра. Это всегда объясняется так: «Сейчас, же не надо бить «по-настоящему». Будет надо, тогда я ударю». Это означает, что даже при необходимости махнуть рукой в направлении противника, то есть сделать угрожающий жест, человек испытывает стресс, для преодоления которого требуется психологическая устойчивость. А что же тогда говорить про выполнение настоящего удара?

Удар в боксерской технике, согласно проводившимся измерениям, выделяется как наиболее сильный из всех единоборств. «Прямой правой» в боксе в полтора раза превосходит прямой удар в каратэ. Обычно, спортсмены из других видов единоборств, повышая свой уровень подготовки, приходят в секцию бокса «чтобы поставить удар», но применение этого удара становится возможным лишь после воспитания в себе необходимой уверенности и решительности. А бокс действительно имеет хорошие свойства для его использования «на улице». Недаром, у полицейских «на Западе» базовая система подготовки строится именно на основе бокса.

Недостатком правил бокса, снижающим впечатление реальности боя, всегда называли отсутствие в его технике ударов ногами. Это особенно усилилось после всплеска моды на «восточные единоборства». Поэтому, когда в 1974 году были предложены новые правила, с возможностью применения ударов ногами, витало мнение, что новый вид, «кик-боксинг», существенно снизит интерес к боксу, а может и полностью затмит его. Но, по мере практического применения новых правил, выяснилось, что они нуждаются в доработке, и по самой неожиданной причине: боксеры, которых заинтересовали соревнования по новому виду, и у которых не было страха перед жесткостью удара, легко отражали менее точные удары ногами, и не нуждались в умении бить ногами. Для победы им хватало своих рук, и умения двигаться. Чтобы сохранить новый вид единоборств, который превратился бы в бокс, стали вводить ограничения типа: «на 9 ударов руками, один удар ногой», или «в каждой атаке обязательно один удар ногой» и т.п. Такие правила ограничили свободу выбора, а значит и реальность боя по новым правилам снизилась, но вид единоборства сохранили.

Удар ногой хорош своей зрелищностью, своей экзотикой, сложностью исполнения. Длительность самого удара, дает возможность хорошо его рассмотреть. А тогда, когда чемпион мира по боксу Мухаммед Али выполняет удар рукой «за время моргания глаза», понятно, что любоваться полетом руки не приходится. Для практического применения ног — это все отрицательные качества. Любой боксер за время выполнения удара ногой, и с теми же затратами своих ресурсов, выполнит 4-6 ударов руками. Из-за той же непрактичности, когда-то не удалась попытка организовать бой между чемпионом мира по боксу Мухамедом Али, и чемпионом мира по каратэ. Последний, в начале боя, лег спиной на ринг, не решаясь оказаться под ударами рук боксера, и оставался в таком положении весь бой, пытаясь «пнуть» ногой Мухаммеда Али. Зрители явно разочаровались.

Но что важнее в технике бокса, так это возможность выполнения защиты от ударов! Если представить, с какой скоростью движется в боксе рука во время удара, а момент начала удара еще требуется распознать среди всех специально демонстрируемых противником обманных телодвижений, затем осуществить выбор варианта защиты и, наконец, выполнить точное, уже чисто механическое защитное действие. Задача кажется почти не разрешимой! Но боксеры её решают.

Сейчас достаточно часто показывают по телевизионным каналам бои профессиональных боксеров, и в перерывах между раундами указывают число выполненных боксером ударов за раунд и количество из этих ударов, достигших цели. Не трудно подсчитать, сколь невелик процент их попадания, и попадания эти часто «смазанные», «удары вскользь», поскольку после стопроцентного попадания в цель, уже лежащему на ринге боксеру отсчитывали бы «до десяти». А такое бывает редко.

Защитные движения отрабатываются в боксерской технике с особой тщательностью. Такие движения выполняются на подсознании, без привычного осознанного контроля. Здесь приобретают важность такие психологические факторы, как скорость реакции, «предвидение», «интуиция» и т.п., которые хорошо «работают» только при условии максимального спокойствия, хорошего владения собой.

Бытует афоризм: «Все положительные эффекты от плавания, смываются холодом воды бассейна». В боксе такой «холод» создает страх перед боксерскими ударами. Бокс известен, прежде всего, своей «страшноударностью». Но вместе с тем, что менее известно, бокс не входит даже в десятку наиболее травмоопасных видов спорта. Его опережают и футбол, и баскетбол, и санный спорт, и горные лыжи и т. д. Значит важность подготовки в боксе, не в том, как здесь учат бить, а в том, как здесь учат не бояться ударов, учат защищаться. А это для начинающего очень даже не просто — применять защиту, осознавая реальную опасность от натренированного противника, готового вот-вот на тебя «наброситься». Тот, кто побывал в такой ситуации, понимает, о чем речь, и подтвердит, что характер человека, хоть не много, но меняется, после таких переживаний. После первого же простенького боя с таким же новичком, боксер становится увереннее в себе, и эта уверенность распространяется на любую сферу его деятельности, потому что здесь не важен противник. Бой всегда ведется с самим собой. А в том, что такой бой всегда тяжелый, обнаруживается решающий фактор значимый для всех выходящих на ринг — психологический.

Восточная мудрость гласит: «Если гладь озера ровная, она правильно отражает окружающий мир, но если она неспокойная, волнуется, то и отражаемая картина мира исказится». Также действует и наша психика. Но полного спокойствия мы можем достичь, только тогда, когда результат для нас не имеет никакого значения, т.е. игра без ущерба, либо, когда наша уверенность в себе так велика, что переводит будущую победу из области «достижений» в область «демонстраций». Психологическое же напряжение сразу замедляет нашу реакцию, ограничивает возможности нашего выбора, и может вызвать нечто похожее на ступор. Потерю управления телом, когда, как говорят, «ноги подкашиваются». Это бывает у новичков в первом бою. Особенно заметно этот процесс проходит у людей с избыточно-мощной мускулатурой. Отчасти, это из-за того, что крупная масса хуже управляется, отчасти, из-за того, что у таких мышц бывает мало навыков совместной работы, так как при «тренировке мышечной массы» стараются выделить, проработать, отдельные группы мышц и нагружать их порознь. Но, возможно, решающее значение здесь также имеет психологический фактор, который человек не хочет признавать, пытаясь прикрыть свою психологическую слабость уровнем физического развития. Однако, такая подмена объекта внимания, не дает положительного результата, — владельцем автомобиля быть можно, но, не владея навыками управления, не поедешь.

Силовая подготовка в боксе не имеет первичного значения. Боксерский поединок — это, прежде всего, битва характеров. Необходимо сохранить внутреннее равновесие на протяжении всего боя, чем обеспечить эффективное применение собственной физической мощности. В противном случае, снижается соотношение выполняемой механической работы и энергетических затрат, что приводит к быстрой усталости. Усталость же порождает дополнительное неверие в себя, вплоть до паники, и стимулирует поражение.

Страх — это ведущий фактор, который способен навязывать самые глубоко запрятанные в нашем подсознании стереотипы поведения: бегство, оцепенение, защитную агрессию. Интенсивность переживания страха варьируется широко: боязнь, испуг, ужас. Или проявляется в виде болезненных фобий — неадекватных реакциях страха. Характерно то, что страх возникает не после сформирования опасности, а в предвосхищении опасности, поэтому опасность может быть реальной и воображаемой. А если источник опасения вообще не определен или не осознан, возникает тревога, или, иначе говоря, беспредметный страх. Известный психоаналитик А. Адлер считал, что беспредметный страх происходит от подавления своего агрессивного влечения, от невозможности его выразить, и создает условия для неврозов. Что касается реального страха, то дело не в его присутствии, а в неумении пользоваться этой эмоцией. Одно и то же ощущение страха может иметь как отрицательный, так положительный результат. Вот примеры: «Австралийский спортсмен легкоатлет, участвовавший в ежегодном кроссе, но не имевший шансов на победу, оказался первым в забеге и с большим отрывом. Выяснилось, что на одном из участков дистанции, проходившей через лес, за ним гнался дикий кабан», «Рабочий, занимавшийся ремонтом крыши многоэтажного дома, соскользнул с кровли и повис, ухватившись двумя руками за край карниза. Он не отличался особо развитой мускулатурой, но в этом положении пробыл 35 минут, пока приехала пожарная команда, установила лестницу и спасла его». Уцелел он только благодаря вовремя включившемуся чувству страха, но которое не переросло в панику.

Другой пример: «Два боксера-новичка, после полугода подготовки, вышли на свой первый спарринг. Один, бывший «качок», с крупной мускулатурой, другой чуть повыше ростом, но физически менее развитый. Предстояло три раунда по две минуты. Они ходили все три раунда по рингу, судорожно прижав свои руки к груди, и ни разу(!) друг к другу не прикоснулись. Устали очень. Когда услышали финальный гонг, обрадовались, так, что вместо обычного рукопожатия бросились обниматься. Один боялся вида мощных мускулов, другой в силу плохого качества своей мускулатуры, ничего не мог с нею поделать, когда она от страха судорожно зажалась». И таких примеров много.

Для нас всех, как и чего бояться, — определяют воспитание и наследственность. Но есть еще элемент — самовоспитание, которому очень помогает Ринг. Ринг — как психологический рентген, позволяет выявить самые глубоко запрятанные проблемы, а дальше требуется только терпение «пациента» и тренера.

В советской методике тренировки, ориентация была на большой спорт. Доминировал отбор наиболее подходящих кандидатов. Ради одного–двух будущих чемпионов, «отсеивались» сотни претендентов, потребность которых в тренировке по боксерской системе, была, иной раз, остро необходима. Обычно, у таких хватало собственного страха, чтобы не обращаться в секцию, а их еще и «отталкивали» тренеры. Показателем работы тренера было количество подготовленных им чемпионов.

Методическим приемом, который часто использовали тренеры, в начальные дни тренировок, было «попробовать» новичка в паре с более опытным боксером. Те, кто были с крепкой нервной системой, после таких «проб» приходили снова, а с менее крепкой, получали психологическую травму, и свое отрицательное мнение о боксе. На самом же деле такой отбор был ошибочным в своей основе, потому что большинство из тех, кого обозначали термином «слабая нервная система», просто отличались более чувствительной нервной системой, и требовали другой методики подготовки. Сейчас в спорте, как правило, побеждает тот спортсмен, который сможет к моменту старта обуздать свои нервы, сохранить нервно-психическую свежесть, рационально и грамотно распределить свои силы, навязать противнику хитроумную тактическую борьбу. Для бокса это особенно существенно, поскольку здесь спортсмены стремятся не только повысить эффективность своих действий, но одновременно снизить результативность действий противника. Здесь необходимо планировать свои действия и предвосхищать действия противника, быстро анализировать ситуацию и выбирать целесообразные ответные реакции. Поэтому в таких сложных видах спорта как бокс, который требует хорошей координации и точности движений, высокого уровня развития интеллекта, быстроты реакции и пр., лица с подвижной нервной системой широко представлены.

Известно, что бесконтрольный страх — наиболее вредный и болезненный корректор наших действий, но при помощи бокса его можно обуздать. По многофакторности этой задачи, её ещё называют коррекцией «Социального тела».

Человек всегда действует в соответствии с «Образом себя», т.е. теми представлениями о себе и принятыми им правилами, которые он усвоил из личного опыта. «Образ себя», или наше «Социальное тело», развиваясь, формируют наше поведение. Меняемся мы, меняется наше представление о себе. Но наш образ никогда не соответствует полностью нам в реальности. В чем-то наши представления о себе лучше, в чем-то хуже, и чем больше этих расхождений, тем больше мы совершаем ошибок, тем больше у нас внутреннего напряжения. Устранить эти несоответствия, может только многообразие деятельности, новый опыт, выход за рамки принятых стереотипов поведения.

Другим источником нашего напряжения служит наш внутренний конфликт с воспитанием и образованием. С одной стороны, они дают человеку возможность овладеть определенным языком, приводят его навыки и реакции в соответствие принятым в обществе, но эти навыки и реакции не могут быть одинаково приемлемыми для всего человечества как вида. Одни и те же правила по-разному трактуются в разных группах, по-разному воздействуют на каждого из нас, по причине нашей уникальности. Уникальными нас делает наследственность, а воспитание формирует нас, как членов общества, и стремится сделать нас настолько похожими на всех остальных, насколько это возможно. Исходные наши черты, основанные на биологических задатках, и способы нашего самовыражения через физические действия — это то, что наиболее важно для здорового функционирования нашего организма. Свое приспособление к обществу мы осуществляем ценой подавления наших истинных потребностей. Несоответствие нашего «социального» и «животного» вызывает постоянное внутреннее напряжение. Постоянное, потому, что не так много у нас возможностей и мест, где бы мы позволили себе расслабиться. Любое спонтанное стремление или желание, которое проявляет нашу биологическую природу, подвергается строгой внутренней критике, усиливает наш внутренний контроль и порождает тревогу. А это уже причина возможных неврозов. Неосознаваемый конфликт от различия потребностей личности, и вынужденных условий пребывания, заставляют сегодня большинство взрослых людей представать перед другими в «маске» — «маске личности». Он боится проявить свое несоответствие внешне заданным условиям и одевает «маску». В результате, такой человек, в своем поведении, может демонстрировать преувеличенную независимость, скрывая страх остаться вне коллектива, или чрезмерную решительность, прикрывая неспособность принимать самостоятельные решения, излишнюю агрессивность, прикрывая неуверенность в себе. Инфантильные черты его личности все равно проявят себя, в неуклюжести движений, лишенных многообразия навыков, или в неразвитой мышечной системе, которой всегда недоставало активной деятельности. Он стыдится своего тела. Старается преодолеть свои телесные недостатки с помощью диеты, коротких периодов «качания» в тренажерном зале и т.д., но все безуспешно, так как его внешний вид отражает ту сторону его «Социального тела», в которой больше «толстого разгильдяя ребенка», чем взрослого человека. Чтобы изменить себя, ему нужно проявить большую смелость, и начать учиться жить в соответствии с его естественными желаниями и способностями — снять «защитную маску».

Поскольку наша нервная система занимается, прежде всего, нашими движениями, то стереотипы в движении и отражают, и определяют состояние нашей нервной системы, наше внутреннее состояние. Работа с нервной системой — это работа с движениями, созданием новых условия для движений направленных на восстановление утраченных связей между двигательными участками коры головного мозга и мышцами, которые постоянно напряжены, или испорчены «дурными привычками». Здесь и проявляются свойства движений в боксе глубоко воздействовать и изменять нашу нервную систему. С точки зрения человека — это всё тот же, пресловутый процесс самовоспитания, а бокс — это инструмент в его руках.

Внешнее воспитание и сформированные склонности задали тенденции привычного поведения. Их расхождения с природными потребностями, определяют уровень накапливаемых внутренних противоречий, создают потребность в дальнейшей коррекции. На такую коррекцию осознанно и самостоятельно идут годам к тридцати. Формулировка: «Я хотел бы позаниматься боксом, но только для себя, безо всяких спаррингов и соревнований», наиболее характерна, при обращении в спортивный клуб. В ней слышится напряжение от преодолеваемой тревоги перед будущими тренировками.

Наше представление о боксе складывается, в основном, из увиденных телевизионных боев боксеров-профессионалов. Вообразить себя на их месте страшно и невозможно. Но демонстрируемое «гладиаторское» направление, не есть весь бокс, единственный результат боксерских тренировок. Во всех системах физической подготовки, таких как ушу, каратэ, кунг-фу, дзюдо есть боевое или спортивное направление, но есть и часть, направленная на развитие гармонии в теле человека. В этом направлении прекрасно работает и система подготовки в боксе. У Марка Твена есть такая фраза: «Если единственный инструмент, которым вы располагаете, это молоток, то множество различных предметов покажутся вам гвоздями». Таким молотком и является для большинства зрителей их представление о боксе и боксерской системе подготовки, полученные по телевизору.

Бой на ринге, в шутку, называют «общением двух джентльменов на языке жестов». В этом названии есть большая доля правды. Бокс, прежде всего, учит правильно понимать другого человека и адекватно реагировать на него и складывающуюся вокруг ситуацию. Как нельзя начать говорить, выучив отдельные слова из иностранного языка, так нельзя и вести поединок, выучив отдельные «приемчики» из боксерской техники. Только при достаточном уровне понимания себя и противника, укрепления своей устойчивости к стрессу, развитии своих навыков общения, можно претендовать на победу. Поэтому решающее значение для формирования боксера, на начальном этапе обучения, имеет развитие его психологических качеств, развитие его коммуникабельности, улучшение его психомоторики. То есть, направление не столько на преобразование тела, его мышечной массы, сколько на снятие психологических зажимов, комплексов, ликвидации последствий психологических травм. Всего, что вызывает внутренний дискомфорт и напряжение.

Однако изменить себя всегда не просто, даже с таким инструментом как «Бокс». Это требует наличия осознанного стимула, формирования мотива, цели, желания достичь цели, желания освободиться от ограниченности настоящего времени, от давления обстоятельств, достичь чего-то большего. Даже для человека с пагубными, жизненно-вредными привычками, и осознающего опасность этих привычек, одним из останавливающих факторов против желания себя, служит тревога перед «неизвестным будущим». Даже опасность для собственной жизни, может не служить достаточным стимулом для отказа от привычных условий пребывания, и требует смелости. Этой смелости учит бокс.

Но бывает так, что из-за больших отдельных или накопившихся стрессов, человек уже не может «удержаться в рамках», и его отдельные реакции поведения становятся для него неприемлемыми — это уже область деятельности для психологов и, в частности, психотерапевтов. Психотерапия, устраняющая последствия психологических травм, существует со времен Зигмунда Фрейда. Одно из важнейших открытий З. Фрейда заключалось в том, что, когда эмоция не может быть выражена и снята через нормальные каналы с помощью произвольной активности, она становится источником хронических нарушений в органах чувств и мышцах. Всякий раз, когда эмоции подавляются, и таким образом лишаются адекватной разрядки, они вызывают напряжения, которые отражаются на психомоторике, становятся причинами возникновения неврозов.

Накопилось много методик и подходов для решения подобных психологических проблем. В одном из таких подходов, используется принцип повышения эффективности движений человека, как проводник к улучшению общего состояния психики. Это называется методом Телесно Ориентированной Терапии (ТОП). В этом методе характерные признаки в движениях, являются главным определителем состояния психики. Вот как об этом говорил выдающийся американский психолог Александр Лоуэн: «Я искренне верю, что тело способно исцелять себя. Если человек порежется, организм залечит порез безо всякого вмешательства разума. А поскольку всякая эмоциональная проблема является также и телесной, то эта целительная сила будет действовать и здесь. Я — человек имеющий тело, и поэтому вижу задачи терапии в сфере тела, прекрасного и грациозного, если в нем здоровая психика. В теле проявляется отношение человека к себе, к другим людям, и ко всему божьему миру». Но для того чтобы через тело начался процесс воздействия на психику человека, он должен быть помещен в иные от привычных условий пребывания, а сами условия должны быть направлены для активного воздействия на тело. Но условия пребывания — это пассивная часть процесса. Нужно сформировать мотивы для деятельности, и активно вживаться в новые условия, что потребует и усилий, и терпения.

Существуют разные системы развития личности человека, ориентированные на воздействие через тело на психику. Они возникали независимо в разное время и в разных местах земного шара, но, при этом имеют много общего:

  • Во всех системах стремятся научить, как уменьшить привычное напряжение в теле;
  • Во всех системах рассматривают тело и психику как единое целое, в котором изменения на любом уровне воздействуют на остальные части;
  • Все эти системы стремятся научить человека быть больше расслабленным, как во время отдыха, так и в действии;
  • Все эти системы стремятся научить тело быть эффективным, вместо того чтобы осваивать бесполезные навыки с наращиванием мышц.

Необходимо ощутить естественную природу тела. Вначале, что требуется восстановить, так это утраченную координацию и равновесие тела. Для этого нужно избавиться от «дурных привычек» — стереотипных, не эффективных движений, которые как клещи цепляются к телу в детстве и позже. Вернуться к естественной природной мудрости тела. То, что называется «дурные привычки», любой человек неосознанно приобретает из своей деятельности, и, порой, самым неожиданным образом. Показателен такой пример: «В советские времена, спортивные комплексы и сами тренеры использовались, в основном, для воспитания и отбора выдающихся спортсменов. Тем более это касалось таких дорогостоящих и немногочисленных спортивных комплексов, как плавательные бассейны. Плавание всегда считалось очень полезным для развития детей. Но пройти отбор в секцию плавания было трудно. Если родителям удавалось «устроить» своего 5-6 летнего ребенка «в бассейн», то старались чтобы его не отчислили за бесперспективность как можно дольше. Но если у ребенка начинали улучшаться результаты, количество тренировок увеличивалось. Они заполняли все свободное время. Родители радовались, что их ребенок растет «крепким» и здоровым.

Известно, что отрабатываемые движения в плавании не спонтанны, они последовательно заданы и однообразны. Доминирует движение рук. Восемь-десять лет занятий плаванием, когда формируется основное количество физических навыков ребенка, а главное естественность их применения, заканчивались не лучшим образом: набор движений рук, и, особенно, ног оказывался заметно ограниченным. Получалось, как с цыпленком, который не умеет летать: вроде крылья есть, а достаточных навыков для их использования нет. В результате, возможность проявить себя в дворовом футболе, на танцевальных площадках и «вечеринках», в драках с «плохими мальчишками» и т.п. снижалась, из-за узконаправленной подвижности. Большинство психомоторных факторов оставались не задействованными. Это ухудшало координацию движений. «Лучше себя не проявлять, чем показать неполноценным» — установка в качестве защитного рефлекса. Развивается скованность, зажатость, постоянное напряжение в теле. Обнаруживаются проблемы в общении. Родители, абсолютно не предполагая, воспитали человека с внутренним конфликтом. Особенно такие проблемы могут возникнуть у людей, воспитывавшихся в обстановке излишнего контроля, сниженной активности, с подавлением телесного, чувственного начала. В результате человек теряет гармоничность и свою естественность. В дальнейшем потребуется коррекция».

Для восстановления утраченных связей между корой головного мозга и мускулатурой, нужно попробовать новые сочетания движений, которые ограничивались предписанными или вредно усвоенными стереотипами. Эти стереотипы, бывает, устанавливаются очень прочно, и для их преодоления может потребоваться большой объём тренировочной деятельности. Но положительный результат достигается всегда. Результатом тренировочной деятельности, например, в условиях спорта, является развитие спортивно важных психологических свойств (СВПС) человека. СВПС это то, что обеспечивает оптимальное рабочее состояния человека, которое, в свою очередь, обусловливает необходимый уровень возбуждения психики и эмоциональных состояний. Некоторые психологи склонны вообще рассматривать спортивную деятельность, как одно из самых эффективных средств воздействия на нервную систему с целью ее коррекции. Любой вид спорта связан с усвоением новых движений, с наличием стрессовых условий, через которые укрепляется нервная система, повышается устойчивость к стрессам. Как действующие наиболее эффективно в этом направлении, выделяются единоборства, из-за большого разнообразия применяемых движений и большого диапазона возможной стрессовой нагрузки. Новые, выработанные таким способом свойства нервной системы и навыки определяют состав СВПС. По мнению известного психотерапевта М. Фельденкрайза: «Совершенствование движений — лучший способ совершенствования себя». Так как в головном мозге моторная часть коры близко расположена к тем мозговым структурам, которые отвечают за мышление и чувствование, и существует, так называемый, процесс диффузии (проникновения), это означает, что изменения в моторной зоне коры головного мозга, дают параллельные изменения в мышлении и чувствовании. Проверка на тестах показала, что освоение сложных по координации движений, повышает IQ, коэффициент умственного развития человека. По мнению американских исследователей, одним из наиболее сложных видов спорта является бокс. Это означает, что в этом виде спорта требования к психологическим и физическим качествам человека исключительно высоки и разнообразны. Но это имеет и обратную сторону. При неправильном выборе методики, тренировка может стать вредной из-за перегрузок, приводить к травмам, причем как физическим, так и психологическим. Такое, в основном, происходит при стремлении быстрее достичь высоких результатов. При индивидуальном подходе, с целью достижения гармонии в развитии, можно, наоборот, получить эффект психологического тренинга, аналогичного тренингам телесно ориентированной психотерапии (ТОП). Термин «тренинг» в психологии означает обучение не самим конкретным движениям, навыкам, а, вначале, предполагает развитие способностей к обучению, и на этой основе овладение любым сложным видом деятельности. Это очень характерно для постановки тренировок в боксе, где вначале необходимо развить у «новичка» определенный уровень владения своим телом, и лишь потом приступать к освоению техники приемов. Этап предварительной подготовки занимает до 3-6 месяцев.

Задачей психологического тренинга считается снятие «комплексов» и «зажимов», коррекция навыков общения, развитие коммуникативных функций. Эту комплексную задачу можно разделить на ряд более частных, которые в той или иной степени присутствуют и в задачах по тренировке боксеров. При сопоставлении этих задач в ТОП и в боксе обнаруживается их значительное сходство. Многое совпадает и в наборе упражнений, с помощью которых решаются эти задачи. Но, главное, совпадает основной принцип обеих систем подготовки: «Эффект воздействия на психику получается через достижение максимальной точности исполнения движений». Вопрос возникает лишь в том, насколько долго сохраняются достигаемые изменения в будущем. В этом отношении, боксерская тренировка имеет одно явное преимущество, состоящее в дополнительном факторе воздействия. Таким фактором воздействия является контролируемый стресс. Причем степень воздействия стресса можно изменять в большом диапазоне через выбор ситуаций, в которых выполняются упражнения. Например, одни и те же упражнения, хорошо выполняемые в зале перед зеркалом, в паре с партнером могут представлять серьезные трудности, и совсем невозможно выполнить спонтанно, перед противником на ринге. Степень стресса и сложность упражнений формируют уровень воздействия, глубину и устойчивость достигнутых личностных изменений.

В Академии физической культуры в г. Вроцлаве (Польша) было проведено исследование на тему: «Психические потребности боксеров в свете их адаптации к общественной жизни». Исследования проводились на группе бывших боксеров в возрасте от 22 до 44 лет. Стаж спортсменов составлял от 3-х до 20 лет.

Было отмечено, что бокс существенным образом увеличил у исследуемых чувство безопасности вне ринга, потому что после тех опасностей, которые возникали при встрече с противником на ринге, сейчас никто не в состоянии вызвать в них значительного беспокойства. Анализ тенденций к доминированию, и связанной с ней потребности в агрессии показал, что бокс сильно снижает уровень агрессивных реакций и агрессивного поведения так, как развитое в процессе боев на ринге, чувство интуиции, уверенность и находчивость помогают в подборе оптимальных вариантов поведения. У боксеров в большей степени присутствует направленность на формирование независимости и самостоятельности. В условиях же современной действительности, содержащей множество источников для стрессов и трудных ситуаций, бокс является средством для разрядки и защиты от чрезмерных напряжений, что весьма ценно. Результаты анкетирования показали что, выработанные черты имеют огромное значение в личной жизни, неоднократно являясь условием созидательного отношения к себе и к окружающей действительности, способствуют самоконтролю и установлению адекватных связей с окружающими. Облегчают интеграцию в социальные группы общества.

Сейчас, на вопрос поэта Осипа Мандельштама, что делать с его телом, был бы получен ясный ответ: «Нести его в спортивный зал и тренировать в секции бокса»